Ознакомьтесь с нашей политикой обработки персональных данных
  • ↓
  • ↑
  • ⇑
 
Записи с темой: избитые эскизы молодого графомана (список заголовков)
13:48 

Не моя жена

Не всех, кого раскусишь, удается съесть.
В этом платьице в горошек ты выглядишь как маленький ребенок,
Играя бегаешь среди трех тысяч воронок,
Оставленных снарядами еще со Второй мировой,
И солнце сумасшедшее все светит над твоей шальной головой.

Косички заплетая мама повторяла: "Туда ни ногой!
Там бродят бандиты, мародеры и еще один изгой.
Говорят, он теперь маньяк, а раньше был он простой портной,
Если встретишь его - точно не станешь
Чьей-нибудь женой".

Но ты с детства не слушала мать, а ведь мудрость в ее словах,
Ты витаешь среди облаков в своих красочных мирах.
Мы встретились на том пустыре, и я впервые пошел домой
Не со своей женой.

На черно-белую пленку снимая немое кино
Станцуем страстное танго, ты обыграешь меня в домино.
Когда скажешь, что я поддался, отвечу: "Не моя вина,
Ты просто забудь хоть на миг, что ты
Не моя жена".

Ты проснешься и больше не увидишь в моих глазах свет,
Сегодня все выглядит так, будто я сказал "нет".
Но на самом деле все зрители знают, что я сказал "да"
А ты до сих пор
Не моя жена.

Пока я буду в ванной, ты притащишь с кухни огромный тесак,
Ты сразу поняла, что мама права, а я - тот самый маньяк.
Когда я приду, ты ударишь меня и скажешь "Прости, милый, это война"
Истекая кровью я вдруг пойму, что
Ты не моя жена.

На похорон придет трое, а может быть пять мужиков,
Они скажут "Аминь" и выпьют водки за то, чтоб я был здоров.
Им плевать, что это не свадьба и что рядом стоит она
Та самая
Не моя жена.

Много лет утекло, стала ты поп-звездой сексуальной такой,
И моделью, актрисой, послом доброй воли, ловишь кайф от себя самой.
Ганяешь на тачке, что тебе подарил старик-бизнесмен крутой.
Может, тебе повезет, и ты станешь
Его шестой женой
Его шестой женой
Да хоть чьей-нибудь женой наконец!

(с) VERvolf, то есть я, 26-27.03.2010

@настроение: поскорее бы вторник шестая пара

@темы: Избитые эскизы молодого графомана, Ты

15:19 

Эпохальные хроники или хронический эпос мыслей и снов последних дней

Не всех, кого раскусишь, удается съесть.
Катерина Александровна выдает дикие соляки на акустической гитаре в кабинете биологии в ее-то положении.Чисто случайный съем квартиры в городе О. в том же доме, том же подъезде и на том же этаже, где живет Оля. Три варианта одного сценария для одного события. Первый фильм, первая номинация, первая награда. Маленький немец в пушистой розовой каске расстреливает из пулемета Максима семерых американцев с лазерными пушками наизготовку. Истошно ругающийся по-итальянски Принц Персии стал символом возрождения Древнего Рима. Сеймур Хоффман - пастор-гей. Трое африканских шаманов разводят костры на деньги. Резвятся бананы в кругу зеленых обезьяньих морд. Девочка-кочевница без пупка, но зато с телефоном Верту. Одинадцатилетний мальчик получил Нобелевскую премию за доказание единой теории поля. Фантомас оказался кудрявым блондином. А де Фюнес - рыжим. Аллу Пугачеву изнасиловал шампиньон. Бородатый краб выростил троих человеческих детей в атмосфере взаимного доверия и уважения. Родина-Мать призналась в противоестественной связи со Статуей Свободы. Эротический триллер с элементами хоррора "Камера Хранения 4" собрал 3,5 миллиарда долларов в мировом прокате. Фанаты диско-дет-дум металла захватили здание МТВ в Москве и требуют выдать им Жириновского для принесения в жертву богу Какао-с-тремя-ложками-сахара-и-щепоткой-корицы. Капитан Крюк женился на Генеральше Трос. Детский сад №482 по улице Красного Знамени закрыт в связи с эпидемией словестного поноса. В Африке случилось наводнение, а в Тмутаракани на 15 копеек подорожал творог.
The End

@темы: Избитые эскизы молодого графомана, сводка новостей

18:59 

Мухе в подарок просто так

Не всех, кого раскусишь, удается съесть.
- Бедный-бедный Дж, - сказала Диана, глядя в свой список. - Тебе придется ехать к Мадемуазель Василевской.
- А кто это? - спросил Дж.
- Ах да, я совсем забыла, ты же новенький и еще не знаешь, кто она такая, - Диана покачала головой и перешла на драматический шепот: - Мадемуазель Василевская - это самая старая наша клиентка. Говорят, что ей 151 год и родилась она во Франции. Древняя, с морщинами, пергаментной кожей, истлевшими волосами и потухшим взглядом. Дотронешься - рассыплется.
Дж недоуменно посмотрел на Диану и сказал:
- Диана, что ты несешь? Она не может прожить 151 год, люди столько не живут. Не морочь не голову своими сказками, давай лучше список.
Секретарша покачала головой и протянула ему список и кредитную карточку.
- Спасибо, Диана, - Дж улыбнулся и всем своим видом говорил, что он в ее слова не верит и это задание будет для него таким же простым, как и все остальные.
Он вышел из офиса и закурил. Молодому Дж повезло найти неплохую, как для студента, работу. Может, она была и слишком напряженной и далеко не такой простой, как кажется, но имела неплохие перспективы роста. Да и имя у компании всемирно известное, деньги исправно платят, почему бы и не поработать?
Дж работал в "AllYouNeed Inc". Корпорация занималась выполнением поручений заказчика: покупкой и доставкой разнообразных предметов, начиная от еды и заканчивая автомобилями и недвижимостью (в случае с недвижимостью заказчику передавались документы и ключи), выгулом собак, сидением с детьми и прочими необходимыми многим услугами. Также в штате сотрудников числились квалифицированные дворецкие, секретари и повара. Дж был "разносчиком" и принадлежал к числу тех счастливчиков, которые занимались покупкой и доставкой.
Он докурил и сел в машину, развернул список.
- О, "Кристис"! Интересно...

Уже утром Дж подъезжал к поместью Четсворт. Именно там живет Мадемуазель Василевская с отнюдь не французской фамилией. Встречал Дж чопорный дворецкий с абсолютно непроницаемым лицом. На первый взгляд казалось, что они с домом приблизительно одного возраста.
- Вы Георг Трентон?
- Д-да, - Дж был чрезвычайно удивлен такой интерпретацией его имени.
- Мадемуазель ждет вас в Голубой гостиной. Следуйте за мной, - дворецкий отправился наверх по мраморной лестнице. Дж медленно пошел следом, разглядывая дом. Казалось, что 21 век - выдумка сумасшедшего футуриста. Впрочем, футуристов еще не существовало. Век, наверное, 17 или 18, Дж не очень-то разбирался в этом. Знал лишь, что оригинальные ноты Шопена 1841 года, которые он приобрел для хозяйки этого удивительного поместья, стоят и правда очень дорого. Лепнина, картины, скульптуры, антикварная мебель, свечи, этот "классический" дворецкий, Голубая гостиная - казалось, что каменные ступени и тяжелая дверь вели не в поместье Четсворт в графстве Девоншир, а в далекое прошлое.
Дворецкий приоткрыл дверь и пригласил войти. Сразу за Дж дверь закрылась, и путей к отступлению не осталось. Гостиная не зря носила звание Голубой: здесь и правда все, кроме рояля, было разных оттенков голубого цвета. И за всем изобилием древних предметов Дж не сразу разглядел старуху, которая сидела в кресле, закутавшись в голубую же шаль.
- Здравствуйте, - тихо сказал он. Диана очень точно описала Мадемуазель. Вся сморщенная и усохшая, с кожей, тонкой, как папиросная бумага, испещренная пигментными пятнами, жидкие истлевшие волосы с трудом прикрывали череп и даже цвета уже не имели. Ее нос был похож на птичий клюв, губы сжаты в почти невидимую глазу нитку, но самый большой ужас был в глазах. Потухшие и серые, они напоминали стены концентрационного лагеря. Длинные когтистые скрюченные пальцы сжимали края шали. Словно нарочно за спиной Мадемуазель висела картина, на которой была изображена девушка в голубом муслиновом платье. Насколько свежей и молодой была девушка на картине, настолько старой и высохшей была Мадемуазель Василевская.
- Здравствуйте, Георг, - сказала Мадемуазель по-французски. Ее голос был треснутым и как будто покрытым вековой пылью. Она медленно осмотрела молодого человека и, наконец, перевела свой пустой взгляд на его лицо. Дж похолодел, но сумел справиться с собой и протянул старухе ноты.
- Прекрасно, - она по-прежнему говорила по-французски и дрожащими руками провела по нотам. Дж на миг показалось, что не такая она и старая. Просто устала, просто много видела и еще больше пережила. Мадемуазель с трудом встала и доковыляла до рояля. Села за инструмент, подняла крышку. Слоновая кость с некоторых клавиш уже отпала. Старуха принялась играть. Ее длинные пальцы скользили над клавишами быстро и уверенно, словно она давно уже знала эти произведения. Она молодела просто на глазах. Дж казалось, что он сейчас провалится сквозь этот паркет из восьми редчайших сортов дерева. Морщины и пигментные пятна пропадали, кожа становилась светлее, спина выравнивалась, волосы становились темнее… Она остановилась, вздохнула, повернулась к Дж и сказала:
- О, Георг, вы знаете, что ноктюрны Шопена – это лучшее из классической музыки, что когда-либо писалось человеком?
На сотрудника «AllYouNeed Inc.» из-за рояля смотрела девушка с картины. Только вместо голубого муслина на ней была все та же потертая старая шаль. Было в ней сейчас что-то азартное и уверенное, в ставших желто-зелеными глазах горели огоньки. Дж помотал головой, Мадемуазель рассмеялась и продолжила играть.

Через полчаса они уже неспешно прогуливались по огромному саду. Мадемуазель нарядилась в изумрудное платье, и Дж в своих джинсах выглядел немного нелепо рядом с ней.
- Георг, я уже много лет хранительница громадного музея умерших впечатлений. Я собираю рядом с собой те вещи, которые мне нравятся, к которым я привыкла. Я создаю вокруг себя мой мир, тот, в котором я жила в молодости. Сейчас они расползлись по всему миру, и я крупица за крупицей отыскиваю их и добавляю в свой музей. Четсворт огромен, здесь есть место для всего. Еще он уединен, так что мне не мешают здесь в моем новом доме. В поместье так много комнат, для того чтобы побыть одной. Библиотека, зал для музицирования, Каминный Зал, раньше тут были балы у Девонширов…
Мадемуазель достала сигареты и длинный мундштук и закурила. Дж слушал ее голос и не мог поверить в происходящее. Рядом с ним идет девушка, ей 151 год, она родилась во Франции и скиталась по миру больше столетия. Она пережила две мировых войны, множество революций и еще больше поколений. Она говорила о каких-то людях, о которых он даже не слышал, и говорила так, как будто он лично с ними знаком. И шла с ним рядом, двадцатилетняя аристократка, и было очень сложно поверить, что это не в 19ом веке, а в 21ом. Она опускала глаза, когда он смотрел на нее, и этим удивляла. С улыбкой уголками губ и тонкими запястьями, с легкими шагами, и Мадемуазель звучало как звание, но это было по праву. Она одинока и независима, и, похоже, что ей совершенно не хочется терять это. Она одна тут в своем огромном поместье на много миль вокруг и не понятно, откуда возьмется человек, способный сделать из Мадемуазель Мадам.
Богатая фантазия уже рисовала Дж какой-то светский прием, утонченных леди в шикарных платьях и джентльменов во фраках. Шампанское, ненавязчивая музыка, в тусклом свете поблескивают драгоценности, пахнет духами и табаком, беседы о политике и чудаках Люмьерах с их «синематографом». И там – она, Мадемуазель Василевская, - опускает глаза, улыбается уголками губ и танцует с сыном какого-то лорда/графа/герцога. Танцует не потому, что хочется, а потому, что этот обворожительный Жан/Мишель/Франсуа приглашает ее на танец весь вечер, а она все время находит предлоги ускользнуть. И вот в этот раз не нашла и приходится изображать улыбку в руках у довольного фанфарона…

На прощание Дж даже умудрился неловко поцеловать руку Мадемуазель. В ответ она снова рассмеялась:
- У вас неплохо получается, Георг.
- Спасибо, Мадемуазель.
- Кт, просто Кт, - чуть улыбнулась она.
- Хорошо, Кт, - в ответ улыбнулся он.
- До свидания, Георг, буду рада вас видеть у себя.
- Взаимно. То есть, я хотел сказать, спасибо, Маде… Кт. До свидания.
Дворецкий проводил Дж к его машине. Молодой человек оглянулся на особняк. Мадемуазель стояла на ступенях и махала ему рукой на прощание.

@музыка: Шопен

@настроение: улыбаюсь

@темы: Избитые эскизы молодого графомана

19:03 

Бульвар Увядания

Не всех, кого раскусишь, удается съесть.
Вы когда-либо бывали на Бульваре Увядания?

Там все дома построены по одному проекту. Там живут похожие друг на друга, как две капли воды, люди. Там по одинаковым перекресткам разъезжают одинаковые машины.
Там все, даже стаканы на кухнях, наполнено постоянством. Там все живут по накатанному плану: дом-работа-дом. Там взрослые жители работают менеджерами среднего звена в одинаковых пестро-нелепых и никому не нужных учреждениях. Там дети изо дня в день ходят в школу, изучая одно и тоже. Там пожилые люди все так же сидят на лавочках у своих одинаковых домов и обсуждают одинаковых соседей, как и их родители и родители их родителей. Там гнездятся на деревьях идентичные до последнего пера птицы. Там в газетах статьи пишутся одними и теми же словами об одном и том же. Там новорожденных называют одинаковыми именами и покупают им одинаковую одежду, и у них нет иного пути, чем у их родителей: изо дня в день ходить в школу, изучая одно и тоже, становится менеджерами среднего звена в пестро-нелепых и никому не нужных учреждения, и в старости сидеть на лавочках у своих одинаковых домов и обсуждать одинаковых соседей. И быть похороненными в одинаковых гробах на кладбище с одинаковыми надгробиями.

И это постоянство, которое есть даже в стаканах на кухнях, сменяется застоем. На Бульваре Увядания люди не мыслят иного пути, чем вышеуказанный. На Бульваре Увядания не принято делать не так, как другие. И каждый с детства боится, что его станут считать не таким, как все. И каждый день все по накатанному плану: дом-работа-дом.
Там люди гнилые изнутри, они боятся нового, бояться изменить что-либо. Там люди лишены вкуса. Там людей даже нельзя назвать таковыми: это просто стадо. Стадо без вожака.

Вы не живете на Бульваре Увядания?

@темы: Избитые эскизы молодого графомана, вспомним прошлое

18:58 

Музыка психодела

Не всех, кого раскусишь, удается съесть.
Музыкантам...


Загадочные переплетения теплых_холодных звуков. Шесть линеек среди котлет и картошки, и все это присыпанно солью и перцем по вкусу. Терпкий аромат хаммера, дрожащая легкость вибрато, подозрительно похожего на желе из зефира... Заливное лигато и маленькие пироженные - лиги. Трехзвучные бутерброды: фа, ре, ля. С форелью и маслицем. На белом поджаренном хлебушке, которой все еще пахнет типографской краской.
Нотные палочки веером на тарелке с ключем "соль". Пробуждающая горчинка диеза и легкая нетрезвость бемоля. Мажорный хруст вафли с минорными переливами тоскливого холодца.
У музыканта плохая память, что поделать?
Две тридцатьвторых крошки да паузы. Всюду паузы, паузы, паузы! Они тут даже чаще, чем преславутые половинные чашки. Которых не мало, надо заметить.
Длинный протяжный басс в гусятнице. И третья струна вместо вина. Все равно ароматно и вкусно. Флажолет снова сдувает ветром и даже цепкие пальцы гитаристки не способны удержать его. Даже для любимого мужа - Грифа Дековича.
Угощайтесь, гости дорогие! Первоклассное глисандо под соусом тремоло вам точно придется по вкусу! А если еще выпить двойной коктейль из соло с тэппингом, то и на бис выходить можно! А для заверщающего аккорда подойдут скрипичные смычки.
Добро пожаловать к музыкальному столу, господа! Угощайтесь, вам тут рады!

@темы: Избитые эскизы молодого графомана, вспомним прошлое

Когнитивный диссонанс. Введение.

главная